Russian (CIS)Ukrainian (Ukraine)English (United Kingdom)
Исследование отдельных сторон фармакодинамики препарата «Микстура синего йода» производства АО «Луганский химико-фармацевтический завод» на экспериментальной модели гипоксического синдрома
PDF Печать E-mail

Повсеместное ухудшение экологической обстановки на территории Украины, в результате увеличения количества техногенных аварий и катастроф на предприятиях военно-промышленного комплекса, химической, угледобывающей и др. отраслях отрицательно влияет на здоровье и жизнедеятельность работающих и населения в целом.

В связи с этим, в медицинской науке и практике здравоохранения сформировалось новое направление,  получившее название «медицина катастроф», основная концепция которой - оказание экстренной медицинской помощи пострадавшим в чрезвычайных ситуациях.

Для Донецкого угольного бассейна особую актуальность приобретают аварии и катастрофы на угледобывающих предприятиях, которые составляют порядка 200 шахт, из них 114 являются взрывопожароопасными.

Угроза шахтного травматизма постоянно растет в связи с тем, что в настоящее время на большинстве шахт Донецкого региона осуществляют разработку угольных пластов на глубине более 1000 метров и, как правило, глубина шахтных проходок (стволов) ежегодно увеличивается на 10-12 метров. Экологическая среда таких угледобывающих предприятий является крайне потенциально опасной и становится реальной при авариях и катастрофах, когда имеют место тяжелые сочетанные воздействия на организм работающих не менее двух-трех экстремальных факторов, суммирующее воздействие которых качественно отличается от каждого в отдельности и в настоящее время квалифицируются как «шахтная травма». Особую угрозу представляют повреждения, возникающие при завалах в условиях внезапных выбросов газа и пыли, взрывах и пожарах в подземных выработках угольных шахт.

Пребывание в таких условиях приводит к развитию нарушений функций жизненоважных органов и систем и проявляется длительной утратой трудоспособности, а нередко заканчивается летальным исходом.

На современном этапе оказание первой медицинской помощи и лечение пострадавших в медицинских учреждениях проводится, к сожалению, с использованием лишь средств симптоматической терапии, которые, как свидетельствует практика, не обеспечивают высокую эффективность и безопасность лечения из-за отсутствия в арсенале врачей и горноспасателей научно-обоснованных средств патогенетической терапии «шахтной травмы».

В связи с вышеизложенным, представлялось целесообразным экспериментально обосновать противогипоксическую эффективность препарата «Микстура синего йода» на модели «шахтной травмы» путем исследования центрального звена механизма повреждающего действия острой гипоксической гипоксии в сочетании с гипертермией - прооксидантно-антиоксидантного гомеостаза, что и составило цель настоящей научно-исследовательской работы.

РАЗДЕЛ 1

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Исследования проводили в лаборатории кафедры фармакологии Луганского государственного медицинского университета (ЛугГМУ), сертифицированной Государственным фармакологическим центром (ГФЦ) МЗ Украины (свидетельство №07 от 29 сентября 2005 г. и №3 от 25 декабря 2008 г.) согласно требований Комиссии по биоэтике ЛугГМУ (приказ ректора № 3 от 10.11.2005г.), в соответствии с существующими методическими рекомендациями ГФЦ МЗ Украины [1,2], а также согласно инструктивно-методических материалов ученых стран ЕЭС [3-5].

Опыты выполнены на 140 белых половозрелых беспородных крысах обоего пола, массой 170-190 г. Животные находились в условиях вивария ЛугГМУ и получали стандартную диету в виде гранулированного корма по установленным нормам. Доступ к воде был свободным. Эвтаназию животных осуществляли передозированием эфирного наркоза согласно требований Комиссии по биоэтике ЛугГМУ.

Экспериментальной моделью служил патологический процесс, развивающийся у животных при воздействии гипоксической гипоксии с гиперкапнией в условиях нагревающего микроклимата (t = 42°C).  Такое экстремальное кислороддефицитное состояние соответствует условиям глубоких угольных шахт Донбасского региона Украины. Так называемую «шахтную травму» моделировали с помощью специально разработанной сотрудниками кафедры фармакологии ЛугГМУ камеры [6], в которой содержание кислорода составляло 10 об.%, что достигалось путем вытеснения кислорода газообразным азотом со скоростью 10 л/мин в первую минуту, а затем со скоростью 0,5 л/мин.

Изучаемый потенциальный антигипоксант с термопротекторными свойствами «Микстура синего йода» (производства АО «Луганский химико-фармацевтический завод») и референтный препарат - пентоксифиллин (производства «Дарница», г. Киев, Украина) вводили внутрибрюшинно за 1 час до начала действия экстремальных факторов. Препарат «Микстура синего йода» вводили в дозе из расчета 0,5 мл на 100 г массы тела, а пентоксифилин в дозе 124 мг/кг в виде 2% раствора. Дозы данных препаратов для крыс рассчитывали на основе среднетерапевтических доз для человека методом экстраполяции данных с использованием констант биологической активности [11].

Забой животных осуществляли в динамике: через 3, 6 и 24 часа после изъятия крыс из камеры. Биосубстратами для проведения комплексных биохимических исследований в рамках решения поставленных в работе задач, служили сыворотка крови и кора головного мозга, как наиболее уязвимый жизненно важный орган в условиях воздействия на организм повреждающих факторов, имеющих место в глубоких угольных шахтах Донбасса. Гомогенат ткани головного мозга (концентрация 20%) готовили на охлажденном (4?С) изотоническом растворе натрия хлорида.

Крыс, подверженных воздействию гипоксической гипоксии на фоне температурного стресса, извлекали из камеры через 8 мин. 27 сек. экспозиции. При таком кислородном и температурном режимах воздействия гибель животных в контрольной группе (без введения препаратов) составляла 14,3 %, а в опытной (гипоксия + «Микстура синего йода») – 100%, что обеспечивало наиболее адекватную модель гипоксического синдрома для решения поставленных в работе задач.

Эффективность изучаемых потенциальных антигипоксантов оценивали по выживаемости (разность между процентами выживших крыс в опытной и контрольной группах) [9]:

Эффективность = ВЖоп – ВЖк , где

ВЖоп – выживаемость в опытной группе, %;

ВЖк - выживаемость в контрольной группе, %,

Состояние прооксидантно-антиоксидантного гомеостаза организма в условиях гипоксической гипоксии с гипертермией, а также на фоне фармакокоррекции препаратом «Микстура синего йода» оценивали в сравнительном аспекте с референтным препаратом по содержанию в изучаемых биосубстратах (сыворотка крови, кора головного мозга) продуктов перекисного окисления липидов (ПОЛ) и активности основных компонентов антиоксидантной системы защиты организма [10].

Интенсивность липидпереокисления оценивали по концентрации конечных продуктов ПОЛ, реагирующих с 2-тиобарбитуровой кислотой (ТБК-активные продукты) в коре головного мозга и сыворотке крови крыс.

В основе метода определения содержания ТБК-активных субстратов лежит реакция их взаимодействия с 2-тиобарбитуровой кислотой в кислой среде при температуре кипения воды, в результате чего образуется окрашенный триметиновый комплекс с максимумом поглощения при длине волны 532 нм. Расчет содержания данного продукта производился с использованием коэффициента молярной экстинкции 1,56·105 М-1см-1 [12].

Состояние основных компонентов антиоксидантной системы анализировали по активности двух ключевых ферментов ее энзимного звена – супероксиддисмутазы (СОД) и каталазы, а также по уровню компонентов неферментативного звена - восстановленного глутатиона и общего количества SH-групп в изучаемых биосубстратах.

Принцип использованного в настоящей работе спектрофотометрического метода определения активности СОД, предложенного В.А. Костюком и соавторами [13], основан на ингибировании ферментом реакции окисления кверцетина с максимумом поглощения при длине волны 406 нм.

В основе метода определения активности каталазы лежит ее способность разлагать молекулы перекиси водорода на кислород и воду. Об активности фермента судили по интенсивности окрашивания исследуемых проб, обусловленного образованием комплекса молибдата и неизрасходованной перекиси водорода с максимумом поглощения при длине волны 410 нм [14].

Содержание восстановленного глутатиона в крови определяли по интенсивности реакции его SH-групп с реактивом Элмана, в результате чего  образуется окрашенный продукт, идентифицируемый по изменению оптической плотности при длине волны 400 нм [15].

Определение уровня сульфгидрильных групп в крови проводили по методу G.L. Ellman [16], принцип которого основан на реакции образования дисульфидных связей в присутствии реагента – 5,5’-дитиобис-2-нитробензойной кислоты (ДТНБК). При этом образуется весьма стойкий окрашенный комплекс – тионитрофильный анион, уровень которого оценивали по величине изменения оптической плотности при ?=412 нм.

С целью более корректного суждения об эффективности препарата «Микстура синего йода» в плане его способности противостоять окислительному стрессу при гипоксической гипоксии в условиях нагревающего микроклимата определяли фактор антиоксидантного состояния по формуле, как это указано в методических рекомендациях ГФЦ МЗ Украины [17]:

F= , где

 А – активность каталазы (кат/л);

 В - активность супероксиддисмутазы (усл. ед);

 С – количество ТБК-продуктов (нмоль/г).

О состоянии монооксигеназной гидроксилирующей системы печени крыс с моделируемой формой гипоксии при применении изучаемого комбинированного препарата на основе йода, янтарной кислоты и витамина РР в сравнении с референтным лекарством судили также по продолжительности «тиопенталового» сна, при внутрибрюшинном введении указанного барбитурата в виде 1% водного раствора в дозе 35 мг/кг [18].

Все использованные при выполнении настоящей работы единицы измерения и параметры приведены в соответствии с МСЕ [19]. Полученные данные обрабатывали статистически общепринятыми методами с использованием программы Statgraf, оценивая достоверность на уровне значимости не менее 95% (Р?0,05) с использованием критерия t Стьюдента [20].

РАЗДЕЛ 2

ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ ПРЕПАРАТА «МИКСТУРА СИНЕГО ЙОДА» НА СОСТОЯНИЕ АНТИОКСИДАНТНОГО ПРОФИЛЯ У ЖИВОТНЫХ С ГИПОКСИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ.

 

Исследованиями последних лет доказано, что основной и неотъемлемой частью аэробного метаболизма являются свободнорадикальные и перекисные процессы, которые в организме протекают как в физиологических, так и в патологических условиях особенно при таких экстремальных состояниях как гипоксическая гипоксия в сочетании с перегревом [21-25]. Роль перекисного окисления липидов (ПОЛ) при воздействии экстремальных патогенных факторов, в том числе и острой гипоксической гипоксии уже в достаточной степени изучена. Доказано, что этот процесс является первичной реакцией в сложной цепи пато-биохимических превращений, которое на фоне истощения основных компонентов антиоксидантной системы (АОС) защиты организма приводят к деградации структурных белков и липидов клеточных и субклеточных мембран, модификации нуклеиновых кислот, а также угнетению процессов генерации энергии, что в конечном итоге приводит к гибели клетки и организма в целом [25-26].

В связи с этим, особый интерес представляло изучить влияние потенциального средства фармакокоррекции гипоксического синдрома, развивающегося у горнорабочих угольных шахт при воздействии на их организм дефицита кислорода и перегрева  - «Микстуры синего йода» на состояние прооксидантно-антиоксидантного гомеостаза у животных, подверженных воздействию гипоксической гипоксии в сочетании с гипертермией.

2.1. Влияние «Микстуры синего йода» на интенсивность процессов липидпереокисления у крыс с гипоксической гипоксией в сочетании с гипертермией.

В последнее время ключевая роль в развитии гипоксического синдрома отводится активации процессов ПОЛ в мембранах клеток жизненноважных органов [21, 26, 27].

В этой связи, целью данного фрагмента работы было изучить влияние «Микстуры синего йода» на динамику изменения уровня продуктов переокисления липидов в коре головного мозга и сыворотке крови крыс в условиях гипоксической гипоксии на фоне перегрева. При этом о состоянии ПОЛ судили по динамике образования конечных продуктов липидпероксидации, реагирующих с 2-тиобарбитуровой кислотой (ТБК-реактанты) в моделируемых условиях эксперимента.

Результаты проведенных опытов, представленные на  рис. 2.1-2.2, показали, что при воздействии на организм данных экстремальных факторов наиболее выраженные изменения в сыворотке крови отмечаются в 6-часовый срок наблюдения, когда величина исследуемого показателя в контроле (гипоксия без лечения) превышает таковую, регистрируемую у интактных животных на 85%. В дальнейшем, прослеживается тенденция к снижению уровня ТБК-реактантов в группе контрольных крыс и через сутки от начала реоксигенации содержание анализируемого показателя ПОЛ достоверно (Р>0,05) не отличается от значений, зафиксированных у интактных животных. Этот факт еще раз подтверждает суждения ученых о том, что в условиях гипоксической гипоксии происходит существенное накопление в крови конечных продуктов липидпереокисления, в результате чего возникает смещение прооксидантно-антиоксидантного равновесия в сторону превалирования перекисных процессов.

Динамика изменения уровня конечных продуктов ПОЛ, реагирующих с ТБК, в сыворотке крови опытных животных в условиях профилактического

 

 Рис. 2.1. Влияние «Микстуры синего йода» на динамику содержания ТБК-реактантов в сыворотке крови экспериментальных животных в условиях гипоксической гипоксии (n=7).

Примечания: *  - Р>0,05 достоверно в сравнении с интактной группой;

                    ** - Р>0,05 достоверно в сравнении с контрольной группой;

     *** - Р>0,05 достоверно в сравнении с референтной группой.

 

 

 

 

 

Рис. 2.2. Влияние «Микстуры синего йода» на динамику содержания ТБК-реактантов в коре головного мозга экспериментальных животных в условиях гипоксической гипоксии (n=7).

     Примечания: см. рис. 2.1

введения «Микстуры синего йода» существенно отличается от таковой в контроле, на что указывают полученные в эксперименте результаты, которые представлены на рис. 2.1. Установлено, что содержание ТБК-реактантов в данном биосубстрате постепенно уменьшается и к 24-часовому сроку достоверно не отличается от такового, идентифицируемого у интактных животных. При этом нужно акцентировать внимание на том, что анализируемый показатель находится на уровне, регистрируемом в референтной группе. Это значит, что «Микстура синего йода» по фармакологической способности противостоять окислительному стрессу находится практически на уровне препарата сравнения – пентоксифиллина.

Сходная картина отмечается и при анализе уровня ТБК-реактантов в коре головного мозга животных с моделируемой формой гипоксии. Из рис. 2.2 следует, что наиболее выраженные изменения концентрации конечных продуктов ПОЛ, реагирующих с 2-тиобарбитуровой кислотой в контроле (гипоксия без лечения), также наблюдаются к 6-часовому сроку с момента извлечения животных из гермокамеры, когда величина исследуемого показателя почти в 2,6 раза выше, чем в интактной серии.  К 24 часу с момента реоксигенации уровень ТБК-реактантов в контрольной серии снижается, но, по-прежнему, остается достоверно высоким в сравнении с интактной группой, т.е. «здоровыми» животными.

Оценивая динамику уровня ТБК-реактантов в коре головного мозга животных с моделируемой формой гипоксического синдрома, формирующегося в условиях глубоких шахт, при  профилактическом введении потенциального средства с противогипоксической активностью, следует отметить, что уровень образования и накопления конечных продуктов ПОЛ в сравнении с контрольной группой крыс несколько ниже, но при этом различия не являются достоверными.

Наряду с этим, представляется необходимым подчеркнуть, что экспериментальные данные уровня ТБК-реактантов, как сыворотке крови крыс, так и в гомогенате коры головного мозга в условиях острой гипоксической гипоксии в сочетании с гипертермией на фоне введения «Микстуры синего йода» практически не уступают таковым, зафиксированным в группе животных, получавших пентоксифиллин в качестве референтного препарата во все исследуемые сроки, на что указывают данные представленные на рис. 2.1 и 2.2.

Таким образом, полученные в эксперименте результаты фрагмента исследования, посвященного оценке состояния перекисных процессов в изучаемых условиях, позволяют сделать вывод о выраженной способности «Микстуры синего йода» предупреждать накопление конечных продуктов липидпереокисления, реагирующих с 2-тиобарбитуровой кислотой (ТБК-реактантов) и представляющих собой высокоагрессивные вещества с выраженным мембраноповреждающим действием. При этом исследуемый потенциальный антигипоксант одинаково эффективно снижает концентрацию ТБК-реактантов как в наиболее уязвимом при гипоксии органе - коре головного мозга, так и в сыворотке крови животных с гипоксической гипоксией в сочетании с гипертермией на протяжении всего периода реоксигенации, что экспериментально подтверждает наличие антиоксидантных свойств у изучаемого протектора гипоксии.

2.2 Влияние препарата «Микстура синего йода» на состояние компонентов ферментативного звена антиоксидантной системы при изучаемом экстремальном состоянии.

Как известно, показателем состояния прооксидантно-антиоксидантного гомеостаза может служить не только интенсификация процесса перекисного окисления, но  также скорость и степень расходования антиоксидантных ресурсов организма, способных удерживать процесс ПОЛ в физиологически безопасных пределах [22, 28].

Поэтому, в настоящей серии исследований в моделируемых условиях эксперимента в сыворотке крови и гомогенатах коры головного мозга животных определяли содержание основных компонентов ферментативной части АОС – СОД и каталазы, играющих первостепенную роль в регуляции антиоксидантно-прооксидантного равновесия.

Результаты опытов по  определению влияния «Микстуры синего йода» на динамику изменения активности основных компонентов ферментативного звена антиоксидантной системы в сыворотке крови крыс с гипоксическим синдромом представленны в табл. 2.1. Из таблицы следует, что в условиях гипоксической гипоксии в сочетании с гипертермией в изучаемом биосубстрате контрольных крыс определяется снижение активности СОД во все сроки наблюдения. При этом нужно подчеркнуть, что наиболее существенные изменения активности данного фермента отмечаются через 3 и 6 часов с момента реоксигенации на 53,9% и 43,3%, соответственно, в сравнении с интактной группой животных. На протяжении суток регистрируется тенденция к повышению активности СОД в контроле и различия в сравнении с интактными крысами на 24-х часовом сроке исследования не являются достоверными (Р>0,05).

Применение же «Микстуры синего йода» до начала воздействия на организм изучаемых экстремальных факторов приводит к предупреждению снижения активности анализируемого фермента во все сроки исследования, что имеет важное значение в плане нормализации прооксидантно-антиоксидантного равновесия в условиях острой гипоксической гипоксии с гипертермией.

Во многом сходные результаты получены при исследовании функционирования СОД и в коре головного мозга крыс с моделируемой формой гипоксического синдрома. Представленные в табл. 2.2 результаты по оценке влияния «Микстуры синего йода» на динамику активности СОД в сыворотке крови крыс с гипоксическим синдромом, свидетельствуют о значительном истощении резервов анализируемого компонента АОС в

Таблица 2.1

Влияние «Микстуры синего йода» на динамику изменения активности основных компонентов ферментативного звена антиоксидантной системы в сыворотке крови крыс с гипоксическим синдромом (n=7)

 

Биосубстрат
Группа животных
Стат. показатель
Сроки исследования (в часах после реоксигенации)
3
6
24

Сыворотка крови
 
СОД (усл.ед)
Интактная
М
±m
45,83
3,90
Контрольная
(гипоксия)
М
±m
Р1
21,14
2,11
<0,001
25,97
2,40
<0,01
35,71
2,53
>0,05
Опытная
(гипоксия + «Микстура синего йода»)
М
±m
Р1
Р2
Р3
48,85
2,58
>0,05
<0,001
<0,01
50,31
3,05
>0,05
<0,001
<0,05
49,49
2,25
>0,05
<0,01
<0,05
Референтная
(гипоксия + пентокси-филлин)
М
±m
Р1
Р2
34,42
2,04
<0,05
<0,01
37,66
3,31
>0,05
<0,05
40,18
2,95
>0,05
>0,05
Каталаза (кат/л)
Интактная
М
±m
216,00
4,27
Контрольная
(гипоксия)
М
±m
Р1
87,53
5,33
<0,001
114,20
5,99
<0,001
142,70
3,56
<0,001
Опытная
(гипоксия + «Микстура синего йода»)
М
±m
Р1
Р2
Р3
155,08
7,53
<0,001
<0,001
<0,001
209,31
5,24
>0,05
<0,001
<0,001
175,06
13,50
<0,05
>0,05
>0,05
Референтная
(гипоксия + пентокси-филлин)
М
±m
Р1
Р2
98,95
5,34
<0,001
>0,05
140,80
6,58
  < 0,001
< 0,05
185,50
14,85
>0,05
<0,05
                 

Примечания: 1. Р1 – в сравнении с интактной группой;

                      2. Р2 – в сравнении с контрольной группой;

   3. Р3 – в сравнении с референтной группой.

Таблица 2.2

Влияние «Микстуры синего йода» на динамику изменения активности основных компонентов ферментативного звена антиоксидантной системы в коре головного мозга крыс с гипоксическим синдромом (n=7)

Биосубстрат
Группа животных
Стат. показатель
Сроки исследования (в часах после реоксигенации)
3
6
24

Кора головного мозга
 
 
 
СОД (усл.ед)
Интактная
М
±m
55,17
2,22
Контрольная
(гипоксия)
М
±m
Р1
31,82
1,85
<0,001
33,12
1,79
<0,001
39,88
1,44
<0,001
Опытная
(гипоксия + «Микстура синего йода»)
М
±m
Р1
Р2
 Р3
45,24
3,55
<0,05
<0,05
>0,05
52,38
3,06
>0,05
<0,001
>0,05
48,50
3,48
>0,05
>0,01
>0,05
Референтная
(гипоксия + пентокси-филлин)
М
±m
Р1
Р2
40,82
3,25
<0,01
<0,05
43,37
4,02
<0,05
>0,05
45,41
3,97
>0,05
>0,05
Каталаза (кат/л)
Интактная
М
±m
211,20
3,25
Контрольная
(гипоксия)
М
±m
Р1
102,80
5,24
<0,001
108,50
4,23
<0,001
154,10
2,52
<0,001
Опытная
(гипоксия + «Микстура синего йода»)
М
±m
Р1
Р2
Р3
183,63
6,77
<0,01
<0,001
<0,01
194,09
4,39
<0,05
<0,001
<0,001
198,85
3,17
<0,05
<0,001
>0,05
Референтная
(гипоксия + пентокси-филлин)
М
±m
Р1
Р2
121,80
9,96
<0,001
>0,05
135,10
5,03
<0,001
>0,05
184,60
13,22
>0,05
>0,05

Примечание: см. табл. 2.1

контроле (гипоксия без лечения) во все сроки наблюдения. Это подтверждается резким снижением ее активности в первые 3 часа с момента реоксигенации (в 1,75 раза). Некоторая тенденция к восстановлению уровня СОД наблюдается к 6-му и 24-му часу исследования, но все же он остается, соответственно, в 1,65 и 1,4 раза ниже концентрации, зарегистрованной в интактной группе животных (Р<0,001).

Предварительное же введение исследуемой биологической добавки проявляется предупреждением снижения активности анализируемого компонента АОС в сыворотке крови в динамике. При этом необходимо отметить, что величины СОД, регистрируемые в опытной группе крыс во все исследуемые сроки достоверно (Р<0,01) отличаются от показателей, идентифицируемых в контроле, и приближаются к таковым в интактной серии на 3-х, 9-ти и 24-х часовых отметках (Р>0,05).

Примечательным является тот факт, что «Микстура синего йода» по способности регулировать прооксидантно-антиоксидантный гомеостаз у крыс с гипоксической гипоксией в условиях перегрева не уступает референтному препарату – пентоксифиллину и различия данных, отражающих активность компонентов ферментативного звена, полученных в обеих исследуемых биосубстратах (сыворотка крови и кора головного мозга) не являются достоверными (Р>0,05).

Что же касается такого компонента ферментативного звена АОС, как каталаза, то установлено, что в сыворотке крови животных с гипоксическим синдромом (без лечения) уже в самый ранний срок исследования (3 часа) идентифицируется резко выраженное снижение активности этого фермента (в 2,5 раза) в сравнении с интактной группой, о чем свидетельствуют результаты опытов, представленные в табл. 2.1. В последующие сроки (6 и 24 часа) имеет место некоторое повышение активности каталазы в контроле, однако, ее уровень в 1,9 раза и 1,5 раза, соответственно, ниже такового, отмечаемого в интактной серии крыс.

Протекторный эффект изучаемого препарата в отношении компонентов ферментативного звена антиоксидантной системы защиты организма, в частности каталазы, реализуется в предотвращении ингибирования ее активности в моделируемых условиях эксперимента. Так, уровень каталазы в сравнении с контрольной группой крыс повышается на 77%, 83% и 23%, соответственно, через 3, 6 и 24 часа наблюдения (см. табл. 2.1).

Сходная картина наблюдается при анализе данных по исследованию активности каталазы и в другом биосубстрате – коре головного мозга, где ее уровень также претерпевает существенных изменений, и, как это следует из результатов, представленных в табл. 2.2, уже через 3 часа после начала реоксигенации (контроль) активность фермента снижается в 2,05 раза в сравнении с интактной группой крыс. В дальнейшем к (6 и 24 часам) прослеживается тенденция к восстановлению активности каталазы в группе крыс без лечения, однако, ее уровень достоверно ниже (Р<0,001), чем у интактных крыс. Профилактическое же введение «Микстуры синего йода» заметно предотвращает снижение активности каталазы, который в 1,8 раза на 3-м и 6-м часу эксперимента, и в 1,3 раза на 24-м часу с момента извлечения животных из гермокамеры выше, регистрируемого в группе контрольных крыс.

Анализ данных, полученных в сравнительном аспекте, показал, что потенциальный антигипоксант по показателям активности каталазы не только не уступает эталонному препарату, но даже превосходит его, как в сыворотке крови, так и в гомогенате коры головного мозга крыс, подвергшихся воздействию экстремальных факторов, на ранних сроках эксперимента (3 и 6 часов). Кроме того,  «Микстура синего йода» не уступает пентоксифиллину по способности предупреждать снижение активности данного энзима и в более поздние сроки (к концу первых суток).

Таким образом, подводя итог анализу изучения влияния «Микстуры синего йода» на состояние компонентов ферментативного звена АОС организма, можно с большой долей вероятности заключить, что «Микстура синего йода» в используемом режиме дозирования обладает весьма выраженной способностью оказывать протекторное действие в отношении ключевых ферментов антиоксидантной системы защиты организма животных в условиях острого дефицита кислорода на фоне гипертермии, что следует рассматривать как одну из важных сторон фармакодинамики потенциального антигипоксанта.

2.3. Влияние препарата «Микстура синего йода» на состояние компонентов неферментативного звена антиоксидантной системы при изучаемом экстремальном состоянии.

В качестве компонентов неферментативного звена АОС могут выступать низкомолекулярные вещества с высокой константой скорости взаимодействия с активными формами кислорода. К такого рода веществам относятся гидрофильные соединения – глутатион и тиоловые группы (SH-группы), способные снижать скорость образования свободных радикалов и уменьшать концентрации продуктов реакций, протекающих с участием радикалов [27]. Особую важность данные соединения приобретают в условиях окислительного стресса, в т.ч. при гипоксической гипоксии, когда ферментативное звено АОС оказывается менее эффективным в связи с быстрой инактивацией ферментов и длительным их синтезом [28].

В связи с вышеизложенным теоретическим обоснованием целесообразности выполнения настоящего фрагмента исследований,  вполне логичным было исследовать содержание SH-групп в изучаемых биосубстратах в условиях моделируемой формы  кислороддефицитного состояния в сочетании с гипертермией и на фоне применения «Микстуры синего йода», в качестве потенциального противогипоксического средства.

Динамика изменения уровня SH-групп в сыворотке крови животных при моделируемой патологии и при профилактическом применении исследуемого препарата представлена в таблице 2.3, из которой следует, что у животных контрольной группы уровень анализируемого показателя АОС существенно (на 44-35%) снижен в сравнении с группой «здоровых»

Таблица 2.3

Влияние «Микстуры синего йода» на динамику изменения активности основных компонентов неферментативного звена антиоксидантной системы в сыворотке крови крыс с гипоксическим синдромом (n=7)

Биосубстрат
Группа животных
Стат. показатель
Сроки исследования (в часах после реоксигенации)
3
6
24
 
Сыворотка крови
 
 
SH-группы (ммоль/л)
Интактная
М
±m
2,57
0,09
Контрольная
(гипоксия)
М
±m
Р1
1,43
0,07
<0,001
1,67
0,10
<0,001
1,78
0,10
<0,001
Опытная
(гипоксия + «Микстура синего йода»)
М
±m
Р1
Р2
Р3
2,46
0,06
>0,05
<0,001
<0,01
2,94
0,07
<0,05
<0,001
<0,01
2,89
0,05
<0,05
<0,001
<0,01
Референтная
(гипоксия + пентокси-филлин)
М
±m
Р1
Р2
1,96
0,12
<0,01
<0,01
2,04
0,19
<0,05
>0,05
2,12
0,18
>0,05
>0,05
Глутатион восстановленный (мкмоль/л)
Интактная
М
±m
50,00
2,00
Контрольная
(гипоксия)
М
±m
Р1
 15,00
1,10
<0,001
18,00
1,30
<0,001
26,00
1,90
<0,001
Опытная
(гипоксия + «Микстура синего йода»)
М
±m
Р1
Р2
Р3
34,60
0,035
<0,001
<0,001
<0,001
40,40
0,013
<0,01
<0,001
<0,001
41,80
0,013
<0,01
<0,001
<0,001
Референтная
(гипоксия + пентокси-филлин)
М
±m
Р1
Р2
24,11
0,002
<0,001
<0,001
25,43
0,002
<0,001
<0,01
26,17
0,002
<0,001
>0,05

Примечание: см. табл. 2.1.

Таблица 2.4

Влияние «Микстуры синего йода» на динамику изменения активности основных компонентов неферментативного звена антиоксидантной системы в коре головного мозга крыс с гипоксическим синдромом (n=7)

 

Биосубстрат
Группа животных
Стат. показатель
Сроки исследования (в часах после реоксигенации)
3
6
24

Кора головного мозга
 
 
 
SH-группы (ммоль/л)
Интактная
М
±m
2,54
0,098
Контрольная
(гипоксия)
М
±m
Р1
1,35
0,09
<0,001
1,46
0,096
<0,001
1,91
0,11
<0,01
Опытная
(гипоксия + «Микстура синего йода»)
М
±m
Р1
Р2
Р3
2,38
0,10
>0,05
<0,001
<0,05
2,62
0,06
>0,05
<0,001
<0,01
2,86
0,07
<0,05
<0,001
<0,01
Референтная
(гипоксия + пентокси-филлин)
М
±m
Р1
Р2
1,78
0,14
<0,01
<0,05
1,91
0,17
<0,05
>0,05
2,07
0,18
>0,05
>0,05
Глутатион восстановленный (мкмоль/л)
Интактная
М
±m
46,00
1,80
Контрольная
(гипоксия)
М
±m
Р1
19,00
1,70
<0,001
21,00
1,70
<0,001
31,00
2,70
<0,01
Опытная
(гипоксия + «Микстура синего йода»)
М
±m
Р1
Р2
Р3
41,40
0,025
<0,05
<0,01
<0,001
45,70
0,013
>0,05
<0,001
>0,001
38,40
0,014
<0,01
<0,05
<0,001
Референтная
(гипоксия + пентокси-филлин)
М
±m
Р1
Р2
31,01
0,003
<0,001
<0,001
32,12
0,003
<0,001
<0,001
34,23
0,003
<0,001
>0,05

Примечание: см. табл. 2.1.

животных. До конца первых суток имеется некоторая тенденция к восстановлению концентрации тиоловых групп в сыворотке крови контрольной серии. Однако уровень SH-групп в данном биосубстрате контрольных крыс все же на 31% остается ниже, и различия в сравнении с интактными животными являются достоверными (Р<0,001).

Особого внимания заслуживает анализ динамики изменений концентрации сульфгидрильных групп в сыворотке крови животных с гипоксическим синдромом при применении «Микстуры синего йода». Как видно из результатов, представленных в табл. 2.3, данный комбинированный препарат в значительной степени (в среднем на 70%) реализует свое тиол-протекторное действие в сравнении с группой контрольных крыс. Причем столь выраженный тиол-защитный эффект «Микстуры синего йода» регистрируется уже через 3 часа с момента реоксигенации и удерживается в течение первых суток, что указывает на стабильность данного эффекта в течение всего срока наблюдения.

При этом весьма ценными, с фармакологической точки зрения, представляются сведения о концентрации SH-групп в сыворотке крови крыс при применении референтного препарата. Примечательно, что по тиол-протекторной активности «Микстура синего йода» представляется более предпочтительной, чем препарат сравнения – пентоксифиллин. Безусловно данный факт требует объяснения с привлечением дополнительных экспериментальных данных, которые позволят раскрыть новые и весьма ценные фармакодинамические эффекты потенциального антигипоксанта.

Данные о количестве сульфгидрильных групп в клетках коры головного мозга в динамике при воздействии острой гипоксической гипоксии представлены в таблице 2.4, из которой следует, что наиболее выраженные изменения этого показателя у контрольных крыс наблюдаются на трехчасовой отметке (снижение в 1,9 раза). Через 6 часов после изъятия животных из камеры величина данного показателя лишь незначительно увеличена. Необходимо подчеркнуть, что даже к 24-х часовому сроку исследования восстановления содержания тиоловых групп до их исходного уровня не наблюдается (см. табл. 2.4).

Предварительное же применение «Микстуры синего йода» способствует практически полному сохранению уровня SH-групп во все сроки исследования в коре головного мозга животных опытной группы. Более того, содержание изучаемого компонента АОС в гомогенате коры головного мозга у животных опытной серии превышает таковой в сравнении с контролем 1,8 раз на 3-м и 6-м часу после извлечения животных из гермокамеры и в 1,5 раза к концу первых суток исследования (см. табл. 2.4).

О столь значимом тиол-протекторном эффекте «Микстуры синего йода» в моделируемых условиях эксперимента свидетельствуют результаты исследований, полученные в референтной группе. Как показал сравнительный анализ опытной и референтной групп, «Микстура синего йода» проявляет себя значительно более эффективно чем пентоксифилин, что подтверждается превышением концентрации тиоловых групп в среднем на 27%.

Анализ полученных данных позволяет с достаточной степенью уверенности говорить о реализации у «Микстуры синего йода» защитной активности в условиях гипоксической гипоксии в нагревающем микроклимате в отношении тиоловых групп высоко- и низкомолекулярных биосубстратов, способных к окислению и участию в процессах чрезмерной активации каскада цепных свободнорадикальных реакций в кислородчувствительных тканях организма.

Учитывая, что глутатион-зависимое звено АОС, центральное место в котором занимает трипептид глутатион, обладающий собственной антиокислительной активностью, играет чрезвычайно важную роль в поддержании прооксидантно-антиоксидантного равновесия [21-23], в дальнейшем изучали влияние «Микстуры синего йода» на динамику уровня глутатиона восстановленного в исследуемых экспериментальных условиях.

Из представленных в табл. 2.3 данных видно, что в условиях моделируемой острой кислороддефицитной патологии в сыворотке крови животных контрольной группы наиболее существенное снижение резервов анализируемого тиолсодержащего компонента АОС в сравнении с интактными животными (в 3,3 раза) регистрируются через 3 часа с момента реоксигенации. Примерно такая же картина наблюдается и спустя 6 часов с момента извлечения животных из гермокамеры. Причем, даже к концу первых суток наблюдения уровень глутатиона в сыворотке крови контрольных крыс остается по-прежнему низким и составляет лишь половину величины, регистрируемой у интактных животных.

Анализируя влияние изучаемого потенциального протектора гипоксии на коррекцию уровня глутатиона в сыворотке крови крыс с гипоксическим синдромом, становится очевидным (см. табл. 2.3), что «Микстура синего йода» способствует предотвращению снижения содержания анализируемого SH–содержащего звена АОС. Так, если к 3 и 6-ти часам исследования различия между опытной и интактной сериями крыс достоверны, и составляют, соответственно, 69,2% и 80,8% от уровня, зарегистрированного у «здоровых» крыс, то через 1 сутки с момента реоксигенации уровень глутатиона лишь на 16% ниже соответствующего показателя у интактных животных.

Проводя сравнительный анализ данных по определению концентрации глутатиона восстановленного в сыворотке крови крыс при применении «Микстуры синего йода» с референтной группой, становится очевидным, что эффективность потенциального антигипоксанта в отношении предупреждения снижения уровня глутатиона в значительной степени превосходит пентоксифиллин, что подтверждается увеличением данного показателя в среднем на 74% в сравнении с группой эталонного препарата.

При анализе уровня глутатиона восстановленного, в коре головного мозга контрольных животных, важно отметить, существенное и стойкое снижения его концентрации во все сроки исследования. Следует обратить особое внимание, что наиболее выраженное снижение (в 2,4 раза) данного показателя в контроле отмечается к 3 часам с момента реоксигенации в сравнении с интактной серией. И только лишь к концу первых суток уровень данного показателя имеет тенденцию к восстановлению, что коррелирует с величинами, полученными при исследовании концентрации свободных SH-групп в этот же срок наблюдения. Примечательно, что на фоне введения животным «Микстуры синего йода» на 3-х часовой отметке концентрация глутатиона практически в 2,2 раза выше, чем у контрольных крыс, а к 6-му часу величины данного показателя находятся практически на уровне, регистрируемом в интактной серии и различия не являются достоверными (Р>0,05), на что указывают данные в таблице 2.4.

Ярким подтверждением наличия антигипоксантных и антирадикальных свойств у «Микстуры синего йода» являются данные в плане его сравнения с эталоном. Так, данный препарат во все сроки исследования в коре головного мозга превосходит пентоксифиллин по способности стабилизировать уровень глутатиона восстановленного (в среднем уровень выше на 22%) и различия не являются достоверными (см. табл. 2.4).

         На основании данных, отражающих активность основных ферментов антирадикальной защиты клетки – СОД и каталазы, а также результатов определения уровня ТБК-активных продуктов в изучаемых экспериментальных условиях, нами был рассчитан такой суммарный показатель, как фактор антиоксидантного состояния, значения которого представлены на рис. 2.3.

         Установлено, что в сыворотке крови крыс контрольной группы отмечается резко выраженное снижение (в 7,2 раза) изучаемого показателя уже через 3 часа после реоксигенации в сравнении с группой интактных крыс. В дальнейшем регистрируется некоторое повышение значений данного фактора относительно интактных животных, однако, его величина все же в 6,2 и в 2,1 раза меньше, соответственно, через 6 и 24 часа исследования. Из этого следует, что используемая в эксперименте модель шахтной травмы,

Рис. 2.3. Влияние «Микстуры синего йода» на динамику значений фактора антиоксидантного состояния в сыворотке крови (А) и коре головного мозга (Б) животных с гипоксической гипоксией (n=7).

вызванная низким содержанием кислорода во вдыхаемом воздухе и высокой температурой окружающей среды, сопровождается резким угнетением функционирования системы антиоксидантной защиты организма за счет смещения прооксидантно-антиоксидантного равновесия в сторону превалирования перекисных процессов.

         Анализируя полученные данные в плоскости оценки степени влияния исследуемого препарата на состояние прооксидантно-антиоксидантного гомеостаза организма в условиях острой гипоксии в сочетании с гипертермией, обращает на себя внимание значительное повышение значений фактора антиоксидантного состояния в опытной группе животных по сравнению с контролем на протяжении всего периода исследования
(см. рис. 2.3 (А)). Считаем необходимым подчеркнуть, что в период максимального снижения значений анализируемого показателя под влиянием шахтной патологии (на 3-м часу), в опытной группе животных величина фактора антиоксидантного состояния практически в 3 раза превышает таковую, регистрируемую в контроле. Интересен и тот факт, что через 24 часа после реоксигенации величина данного критерия активности антиоксидантной системы защиты организма в опытной группе животных  находится практически на уровне, идентифицируемом в интактной серии и различия не являются достоверными (Р>0,05). Эти результаты убедительно свидетельствуют о высокой противогипоксической активности «Микстуры синего йода», что реализуется путем защиты такого центрального звена патогенеза гипоксического синдрома, как АОС. Оптимизм данного заключения основан на величинах показателя функционального состояния прооксидантно-антиоксидантного гомеостаза, который следует признать объективным, поскольку он рассчитан на основании таких ключевых параметров АОС как активность СОД и каталаза, а также концентрации ТБК-активных продуктов.

Что же касается динамики изменения фактора антиоксидантного состояния в коре головного мозга контрольных животных, то из рис. 2.3 (Б) следует, что минимальные величины анализируемого показателя регистрируются также через 3 часа с момента реоксигенации. При этом значение фактора антиоксидантного состояния снижается в 9,2 раза в сравнении с таковым у интактных крыс. В дальнейшем же отмечается монотонное повышение значений анализируемого показателя в группе крыс без лечения. Однако, даже через 24 часа после реоксигенации его величина в 2,2 раза меньше, чем у интактных крыс.

При профилактическом же применении «Микстуры синего йода» фиксируется достаточно высокий уровень фактора антиоксидантного состояния во все исследуемые сроки. Так, через 3 часа после окончания моделирования патологии его значение в 2,9 раз выше, чем в контроле. Важно подчеркнуть, что через 24 часа с момента извлечения животных из гермообъемов величина анализируемого показателя монотонно стремится к таковой, регистрируемой в интактной серии.

Анализируя полученные экспериментальные данные в сравнении с референтным препаратом, становится очевидным превосходство «Микстуры синего йода» в способности сохранять величины фактора антиоксидантного состояния над пентоксифиллином в обеих биосубстратах во все сроки наблюдения.

            Итак, проведенный сравнительный анализ фактора антиоксидантного состояния в изучаемых условиях эксперимента в динамике позволяет заключить, что применение «Микстуры синего йода» в используемом режиме дозирования способствует сохранению всего пула составляющих антиоксидантной системы защиты организма, что, в конечном итоге, нормализует возникающий в условиях моделируемой кислороддефицитной патологии сдвиг проксидантно-антиоксидантного равновесия в сторону прооксидантов.

Результаты по определению состояния прооксидантно-актиоксидантного равновесия в организме в условиях острого дефицита кислорода во вдыхаемом воздухе в сочетании с гипертермией, полученные в серии биохимических исследований, в полной мере подтвердились данными о выживаемости экспериментальных животных, подвергшихся действию этих экстремальных факторов (см. табл. 2.5).

Таблица 2.5

Эффективность «Микстуры синего йода» на модели острой гипоксической гипоксии на фоне перегрева (n=7)

Группа животных
Доза
Всего живот-ных
Выжи-ло
Погиб-ло
Выживае-мость, %
Эффектив-ность лечения, %
Р*
Контрольная
(без лечения)
-
7
1
6
14,3
-
-
Опытная
(«Микстура синего йода»)
0,5 мл на 100г массы тела
7
6
1
85,7
71,4
Р1<0,02
Р2>0,02
Референтная
(пентокси-филлин)
124 мг/кг
7
7
0
100
85,7
Р1<0,001

 

Примечание: * - Р рассчитано с помощью непараметрического метода Фишера для четырехпольной таблицы.

                          Р1 – в сравнении с контролем;

                          Р2 - в сравнении с референтным препаратом

Полученные экспериментальные данные относительно эффективности «Микстуры синего йода» на модели острой гипоксической гипоксии на фоне перегрева указывают, что выживаемость в опытной группе животных в 6 раз превосходит таковую в контроле.

Интересно подчеркнуть, что противогипоксическая активность «Микстуры синего йода» находится практически на одном уровне с препаратом сравнения, что следует рассматривать как перспективу в плане внедрения исследуемой микстуры в практику в качестве средства профилактики негативных воздействий на организм гипоксии в сочетании с перегревом.

Таким образом, экспериментально доказано, что «Микстура синего йода» обладает выраженной мембраностабилизирующей активностью, в основе которой лежат антиоксидантные свойства, реализуемые в существенном снижении концентрации конечных продуктов ПОЛ (ТБК-реактантов) на фоне сохранения активности и содержания основных компонентов ферментативного (СОД и каталаза) и неферментативного (SH-группы и глутатион восстановленный) звеньев АОС как в сыворотке крови, так и в коре головного мозга животных с гипоксической гипоксией в сочетании с гипертермией, что, вероятнее всего, достигается оптимальной комбинацией в данном препарате йода, никотиновой и янтарной кислот в количественном и качественном отношениях.

РАЗДЕЛ 3

СОСТОЯНИЕ ДЕТОКСИЦИРУЮЩЕЙ СИСТЕМЫ ПЕЧЕНИ У ЖИВОТНЫХ С ГИПОКСИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ ПРЕПАРАТА «МИКСТУРА СИНЕГО ЙОДА»

В настоящее время уже является аксиомой тот факт, что биотрансформация лекарственных препаратов в организме, как правило, осуществляется под контролем ферментов комплекса монооксигеназной системы, и, несмотря на то, что метаболизирующие ферменты локализованы в легких, почках, плаценте, крови и некоторых других тканях, центральным органом метаболизма ксенобиотиков является печень [31, 32]. Учитывая ключевую роль печени в метаболизме химических веществ как экзо- так и эндогенного происхождения, можно уже априори утверждать, что основным фактором, влияющим на скорость процессов биотрансформации в организме, является функциональное состояние гепатобилиарной системы [33, 34].

Достаточно информативным методом оценки активности микросомальных монооксигеназ на уровне целостного организма является определение продолжительности «тиопенталового» сна [18].

В этой связи целью настоящего фрагмента работы было изучение влияния «Микстуры синего йода», как препарата, содержащего три компонента с многочисленными фармакологическими эффектами, на состояние монооксигеназной гидроксилирующей системы печени при острой гипоксии путем определения продолжительности «тиопенталового» сна.

Полученные в эксперименте результаты представлены в табл 3.1. Установлено, что при изучаемом кислороддефицитном состоянии (контроль) происходит увеличение длительности «тиопенталового» сна в сравнении со «здоровыми» животными на 54% на 3-м часу исследования с некоторой тенденцией к сокращению продолжительности на 6-м и 24-м часу наблюдения (длиннее на 33,2% и 11,5%, соответственно). Эти данные указывают на глубокие нарушения в функционировании системы монооксигеназных ферментов,  «обезвреживающих» эндогенные вещества, образующиеся в больших количествах при моделируемой форме гипоксического синдрома в силу мембранодеструктивных процессов, приводящих к накоплению начальных и конечных продуктов липидпереокисления, а также перекисного повреждения мембраносвязанных белков и ферментов.

Таблица 3.1

Влияние «Микстуры синего йода» на продолжительность тиопенталового сна
(в мин.) у крыс на модели гипоксической гипоксии в сочетании с гипертермией (n=7)

Группы животных
Стат. показатель
Сроки исследования
3
6
24
Интактная
M
±m
38,29
1,64
Контрольная
(гипоксия)
M
±m
P1
59,0
1,76
<0,001
51,0
1,31
<0,001
42,71
1,08
>0,05
Опытная
(гипоксия + «Микстура синего йода»)
M
±m
P1
P2
56,00
1,57
<0,001
>0,05
52,57
2,11
<0,01
>0,05
44,29
1,55
<0,05
<0,05

 

Примечание: 1. P1 – в сравнении с интактными животными;

                       2. P2 – в сравнении с контрольной группой.

Экспериментально доказано, что внутрибрюшинное введение «Микстуры синего йода» в качестве профилактического средства в дозе
0,5 мл на 100 г массы тела крысам с острой гипоксической гипоксией практически не оказывает влияния на продолжительность «тиопенталового» сна. Эти сведения свидетельствуют об отсутствии у потенциального антигипоксанта способности каким-либо образом модифицировать (угнетать или активировать) функциональную активность метаболизирующей монооксигеназной системы печени у животных, подвергшихся действию данных экстремальных факторов.

Таким образом, экспериментально доказано отсутствие у «Микстуры синего йода» способности существенным образом влиять на состояние монооксигеназной гидроксилирующей системы печени и, в частности, на процессы биотрансформации веществ, из чего следует, что данный антигипоксант наиболее целесообразно использовать на практике именно с профилактической целью. Что же касается возможности применения  «Микстуры синего йода» по лечебной схеме, то представляется обоснованным одновременно вводить одно из средств детоксицирующей терапии, что обеспечит фармакокоррекцию синдрома эндогенной интоксикации в период реоксигенации.

Выводы

1.                 В серии фармакометрических исследований доказано, что на экспериментальной модели шахтной травмы, вызванной острой гипоксической гипоксией в сочетании с гипертермией «Микстура синего йода» обладает выраженной (на уровне референтного препарата пентоксифиллина) противогипоксической активностью с термопротекторными свойствами.

2.                 Биохимический анализ противогипоксической активноси «Микстуры синего йода» при моделируемой форме гипоксического синдрома позволил установить, что в основе профилактической эффективности данного препарата лежит его способность регулировать прооксидантно-антиоксидантное равновесие путем предупреждения ингибирования таких компонентов ферментативного звена системы антиоксидантной защиты как супероксиддисмутаза и каталаза при одновременном сохранении количества свободных сульфгидрильных групп и глутатиона восстановленного, представляющих неферментативное звено данной системы. О выраженной антиоксидантной активности  «Микстуры синего йода» в условиях изучаемой модели шахтной травмы также свидетельствует такой интегральный показатель функционального состояния  прооксидантно-антиоксидантного гомеостаза, как антиоксидантный фактор.

3.                 Показано, что «Микстура синего йода» в исследуемых условиях эксперимента не обладает способностью модифицировать активность монооксигеназной системы печени. «Микстуры синего йода».

ЛИТЕРАТУРА

1.     Доклинические исследования лекарственных средств: Методические рекомендации / Под. ред. член-корр. АМН Украины А.В. Стефанова. – К.: Авиценна, 2002. – 567 с.

2.     Пошук та експериментальне вивчення потенційних протигіпоксичних засобів: Методичні рекомендації / В.Д. Лук’янчук, Л.В. Савченкова, О.Д. Немятих, В.М. Радіонов – К.: ДФЦ МОЗ України, 2002. – 27с.

3.     Adapting to technical progress the Principles of Good Laboratory Practice as specified in Council Directive 87/18/EEC on the harmonization of laws, regulations and administrative provisions relations relating to the application of the principles of good laboratory practice and the verification of their applications for tests on chemical substances. Commission Directive 1999/11/ES // Official Journal of the European Communities. – 1999. –Vol.77. – P. 8-21.

4.     Stiles T. The revised OESD principles of Good Laboratory Practice: a reflection upon the impact of the proposed changes on pre-clinical safety testing. Part 1. Scope, definition of terms, responsibilities // Quality Assurance J. – 1997. – Vol.2. – P.13-18.

5.     Stiles T. The revised OESD principles of Good Laboratory Practice: a reflection upon the impact of the proposed changes on pre-clinical safety testing. Part 2. Scope, definition of terms, responsibilities // Quality Assurance J. – 1997. – Vol.2. – P.49-53.

6.     Савченкова Л. В. Експериментальне обгрунтування шляхів лікарської  профілактики гіпоксії замкнутого простору в нагріваючому мікрокліматі: Автореф. дис.... д-ра мед. наук: 14.03.05 / Інститут фармакології та токсикології АМН України.-К, 1999.-35с.

7.     Пошук та експериментальне вивчення потенційних протигіпоксичних засобів: Методичні рекомендації / В.Д. Лук’янчук, Л.В. Савченкова, О.Д. Немятих, В.М. Радіонов – К.: ДФЦ МОЗ України, 2002. – 27с.

8.     Методические рекомендации по экспериментальному изучению препаратов, предлагаемых для клинического изучения в качестве антигипоксических средств / Под. ред. проф. Л.Д. Лукьяновой – М., 1990. – 19 с.

9.     Пошук та експериментальне вивчення потенційних протигіпоксичних засобів: Методичні рекомендації / В.Д. Лук’янчук, Л.В. Савченкова, О.Д. Немятих, В.М. Радіонов – К.: ДФЦ МОЗ України, 2002. – 27с.

10. Фармакология средств, регулирующих прооксидантно-антиоксидантное состояние организма: Методические рекомендации / Под ред. проф. В.Д. Лукьянчука.- Луганск, 1999.-40с.

11. Рыболовлев Ю.Р., Рыболовлев Р.С. Дозирование веществ для млекопитающих по константе биологической активности // Журнал АМН СССР. – 1979. - №6 (Т.247). – С. 1513-1516.

12. Стальная И.Д., Гаршвили Г.Г. Метод определения малонового диальдегида с помощью тиобарбитуровой кислоты // Современные методы  в биохимии: Под ред.  Ореховича В.И, – М.: Медицина, 1977. –  С. 57-59.

13. Костюк В.А., Потапович А.И., Ковалев Ж.А. Простой и чувствительный метод определения активности супероксиддисмутазы, основанный на  реакции   окисления   кверцетина // Вопросы мед. химии.–1990. – №2. – С. 88-91.

14. Королюк М.А., Иванова Л.И., Майорова И.Г. Метод определения   активности каталазы // Лаб. дело. – 1988. – №1. – С. 16-18.

15. Sedluck J., Lindsay H. Estimation of total protein-sound and nonproteine sulphydryl groups in tissue with Elmans reagent // Anlyt. Biochem. – 1968.-V.25.-P.192-195.

16. Ellman G.L. Tissue sulfhydril group // Arc. Biochem. Biophys.-1959.-Vol.82.-  P.70-77.

17. Доклінічне вивчення геріатричних препаратів: Методичні рекомендації / Л.П. Купраш, І.С. Безверха, М.У. Заіка та ін. – К.: ДФЦ МОЗ України, 2000. – 20 с.

18. Доклінічні дослідження ветеринарних лікарських засобів: Методические рекомендации / Под ред. доктора ветеринарних наук, проф. І.Я.Коцюмбаса. – Львів: Тріада плюс, 2006. – 360 с.

19. Липперт Г. Международная система единиц (СИ) в медицине. – М.: Медицина, 1980. – 208 с.

20. Гланц С. Медико-биологическая статистика: Пер с англ. – М.: Практика, 1999. – 459 с.

21. Метаболічні аспекти формування кисневого гомеостазу в екстремальних станах / М.Ф.Тимочко, О.П.Єлисєєва, Л.І.Кобилінська, І.Ф.Тимочко – Львів, 1998. –142 с.

22. Барабой В.А., Сутковой Д.А. Окислительно-антиоксидантный гомеостаз в норме и патологии. В 2 частях.- К.:Чернобыльинтеринформ, 1997.- 406 с.

23. Антиоксидантна система захисту організму (огляд) / І.Ф. Бєлєнічев, Є.Л. Левицький, Ю.І. Губський, С.І. Коваленко, О.М. Марченко // Современные проблемы токсикологи. – 2002. - №3. – С.24-31.

24. Ланкин В.З., Тихазе А.К., Беленков Ю.Н. Свободнорадикальные процессы в норме и при заболеваниях сердечно-сосудистой системы. – М.: НИИ кардиологии им. А.Л. Мясникова Российского кардиологического научно-производственного комплекса Минздрава РФ. – 2000. – 69 с.

25. Савченкова Л. В. Експериментальне обгрунтування шляхів лікарської  профілактики гіпоксії замкнутого простору в нагріваючому мікрокліматі: Автореф. дис.... д-ра мед. наук: 14.03.05 / Інститут фармакології та токсикології АМН України.-К, 1999.-35с.

26. Бєлоусова І.П. Патогенетичне обґрунтування фармакокорекції гіпоксичного синдрому похідними ксантину: Автореф. дис. ...канд. мед. наук: 14.03.05 / Одеський державний медичний ун-т МОЗ України. – Одеса, 2000. – 20 с.

27. Владимиров Ю.А., Арчаков А.И. Перекисное окисление липидов в биологических мембранах. – М.: Наука, 1972. – 252с.

28. Антиоксидантна система захисту організму (огляд) / І.Ф. Бєлєнічев, Є.Л. Левицький, Ю.І. Губський, С.І. Коваленко, О.М. Марченко // Современные проблемы токсикологи. – 2002. - №3. – С.24-31.

29. Тіолові сполуки в молекулярних механізмах життєдіяльності / В.І. Кресюн, В.В. Костюшов, Н.М. Мандриєвська та ін. // Одеський мед. журн. – 1999. - №5. – С.3-5.

30. Лук’янчук В.Д., Кравець Д.С. Введення до загальної фармакокінетики (навчальний посібник). – Луганськ: ВАТ „ЛОД”, 2004. – 116 с.

31. Холодов Л.Е., Яковлев В.П. Клиническая фармакокинетика. – М.: Медицина, 1985. – 464 с. 

32. Liver disease selectively modulates cytochrome P450-mediated metabolism / R.F. Frye, N.K. Zgheib, G.R. Matzke et al. // Clin Pharmacol Ther. – 2006. – Vol. 80(3). – P. 235-245.

33.  Selective effect of liver disease on the activities of specific metabolizing enzymes: investigation of cytochromes P450 2C19 and 2D6 / A. Adedoyin, P.A. Arns, W.O. Richards et al. // Clin Pharmacol Ther. – 1998. – Vol. 64(1). – P. 8-17.

 

 
uaportal META